Сайт ценителей творчества Тимура Шаова
"Я вовсе не отношу себя к фанатам Шаова. Очень придирчиво к нему отношусь, но
с искренним сочувствием, интересом и любовью. Это МОЙ ЧЕЛОВЕК"
Т.Зилотова
  Уважаемый читатель, если Вы считаете себя достаточно эрудированным и/или владеете навыками поиска в интернете, пояснения и комментарии вам не нужны. Думайте сами, решайте сами, читать или не читать.
  Редакция сайта не претендует на владение истиной в последней инстанции, в том числе и в «Пояснениях и комментариях», поэтому готова принимать к обсуждению любые предложения по их дополнению, уточнению и исправлению.

Тимур Шаов: Письмо израильскому другу
Перейти на страницу с аккордами

Что, Мишаня, записной израильтянин,
Подкормился, отдохнул от наших пьянок?
А за груздями в наш лесок тебя не тянет?
А за грудями пышнотелых поселянок?
А у нас, Мишаня, кризис, прямо горе,
Отощали, обнищали совершенно.
Экономика мертвей, чем ваше море,
И на душе моей, Мишаня, не кошерно.

А хорошо, небось, пойти на Иордан,
И под смоковницей, стыдливой, как невеста,
Пивко открыть и смачно закурить,
И ощутить семитство, как блаженство.


Мы паникуем, прячем доллары в исподнем,
И я затарился крупой, мукой и луком.
Пишут, завтра будет лучше, чем сегодня, —
Только я уже не верю им, подлюкам.
Мы все терпим, тянем лямку и не спорим,
Только блеем, точно агнец пред закланьем.
А они нас реформируют под корень,
Словно спутав обрезанье с отрезаньем.

А хорошо на Мёртвом море в жаркий день
Нажраться так, чтоб все туристы ужаснулись,
Свою ермолку лихо сдвинуть набекрень
И спеть: «Шумел камыш, деревья гнулись».
А-яй-яй-яй-яй-яй-яй-яй-яй…


Пишешь, многое тебя там раздражает.
Жизнь не сахар и у вас, тут нет секрета.
Правда, наш-то сахар снова дорожает,
Ну и бог с ним — меньше будет диабета.
Нравы те же здесь, точней — паденье нравов:
Не читаем, пьём, злословим, ждём потопа,
Повсеместно правит бал, под крики «браво»,
Поп-культура, некультурная, как попа.

А хорошо гулять среди душистых трав
И, оглядев пейзаж библейский, умилиться,
Сказать жене, что таки Понтий был не прав:
Ну не сошлись во взглядах — что же горячиться!


Пишешь, вы для местных — русские, славяне,
Только, кто вы — лучше знаете вы сами.
Для ментов в Москве я тоже — басурманин,
Но я ж не путаю Отечество с ментами.

И не драться ж с дураками кочергою,
Я тебе сейчас толкую про другое:
Что, конечно, неприятно быть изгоем,
Но это лучше, чем быть геем или гоем.

А хорошо бы мне зайти в ваш кабачок,
Махнуть, как флагом, ярким шекелем гарсону
И заказать родимое харчо,
Пельмени и стопарик самогона.


В общем, жди, приеду — будем веселиться.
Поживу чуток, покуда не прогонишь.
Привезу тебе родной земли в тряпице
И бюстгальтер той матрёшки, ну ты помнишь…

Даже если ты, милок, пойдёшь в хасиды,
А я муллою стану с жидкими усами,
Мы ж, при встрече, треснем водки за Россию
И закусим, Мишка, салом с огурцами.

А хорошо там, где нас нет, там хорошо!
И, значит, надо жить там, где мы есть, Мишаня.
Я, кстати, визу получил — процесс пошёл.
Привет жене-казачке, до свиданья.
А-яй-яй-яй-яй-яй-яй-яй-яй…

пояснения и комментарии

С Пашей Пономаревым связана одна забавная история.
Наталья, его мама, однажды на работе обсуждала тему: «Наши дети совсем теряют связь с русской культурой».
Одна её сотрудница сказала: «Они уже даже не знают, кто такой Пушкин?» Наташа решила проверить и спросила вечером дома сына: «Паша, ты знаешь, кто такой Пушкин?»
«Конечно», - ответил сын и, пока мама не успела облегчённо вздохнуть, добавил: «Хадран».
(«хадран» - на иврите уборщик в гостинице.)
«Почему хадран?» - спросила ошарашенная мать.
«Так ведь кода я вещи разбросаю, ты мне всё время говоришь: кто за тебя убираться будет, Пушкин, что ли?» - бодро ответил Паша.

Тимур Шаов. "Песни. И не только…"


«Письмо израильскому другу» — название песни перекликается с заголовком знаменитого стихотворения Иосифа Бродского «Письма римскому другу».

Мишаня — друг автора, эмигрировавший в Израиль незадолго до кризиса 17 августа 1998 года.
Кризис — речь идет об экономическом и политическом кризисе в России, поводом к которому послужили события 17 августа 1998 года. Предпосылки к этому кризису складывались в несколько предыдущих лет. Шесть крупных банков оказались неспособными рассчитаться со своими вкладчиками и клиентами. В результате вкладчики вместо того, чтобы работать, простаивали целые дни в очередях в надежде вернуть хоть что-нибудь из своих вкладов, а клиенты-бизнесмены не могли провести необходимые для своей работы платежи. За последующий после кризиса месяц цены выросли примерно в полтора раза, курс доллара к рублю — почти в 4 раза. Одним из главных последствий кризиса стал шок, которое испытали люди.
«Экономика — мертвей, чем ваше море» — Мёртвое море названо так потому, что из-за большой солёности в нём нет никакой жизни; первый месяц после кризиса экономическая жизнь страны была практически парализована, так что сравнение трудно назвать преувеличением.
Не кошерно — то есть не соответствует кашруту (на иврите пригодный) — своду ограничений для иудеев, связанных с приёмом и приготовлением пищи; в переносном смысле слово «кошерный» иногда используется для обозначения соответствия канонам иудаизма людей, предметов, явлений, однако здесь оно явно употребляется в ироническом значении.
Иордан — река на Ближнем Востоке, в том числе и в Израиле.
Смоковница — инжирное дерево.
«И ощутить семитство, как блаженство» — ссылка на текст песни из кинофильма «Ирония судьбы, или С лёгким паром» (музыка Микаэла Тариевдиева, слова Бэллы Ахмадулиной):

Дай стать на цыпочки в твоём лесу,
На том конце замедленного жеста
Найти листву, и поднести к лицу,
И ощутить сиротство, как блаженство.

Семитство — здесь: еврейство.
«Я затарился крупой, мукой и луком» — во время кризиса в магазинах были сметены все товары (преимущественно импортные), что заставило вспомнить времена советского дефицита; возникла паника, и многие люди стали покупать не то, что нужно, а то, что осталось в продаже.
Агнец — ягнёнок. Ряд библейских сюжетов связан с жертвоприношением («закланием») ягнёнка.
Ермолкатюркское название кипы — головного убора иудеев в виде маленькой круглой шапочки из мягкой ткани без околыша.
«Шумел камыш, деревья гнулись» — слова из знаменитой русской застольной песни «Шумел камыш»:

Шумел камыш, деревья гнулись,
И ночка темная была.
Одна возлюбленная пара
Всю ночь гуляла до утра.

Считается, что обычно эту песню исполняют в состоянии умеренного или сильного алкогольного опьянения.
Понтий Пилат — легендарный прокуратор Иудеи; согласно Библии, отправил на казнь Иисуса Христа.
Шекель — денежная единица Израиля.
Гарсон (от французского — мальчик) — официант во французском ресторане или кафе. Гарсон в Израиле — авторская вольность, возможно, вызванная требованиями рифмы.
Хасид (от древнееврейского хасид — благочестивый) — сторонник религиозно-мистического течения в иудаизме.
Мулла (от арабского маула — владыка) — мусульманский священник.
«Хорошо там, где нас нет» — рефрен из монолога Михаила Жванецкого «Паровоз для машиниста», ставший одним из самых популярных крылатых выражений.

Задать вопрос или предложить комментарий


Назад



Top.Mail.Ru

View My Stats